Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Здесь будет политэкономия

Цель данного поста — не попинать мёртвого льва Маркса, а разобраться беспристрастно и прагматично в его наследии: что оставить, а что и выкинуть за ненадобностью. Безусловной ценностью в этом наследии считаю всё, что связано с классовой борьбой и с эксплуатацией в капиталистической экономике — с этим я полностью согласен, как согласен и с тем, что в справедливом обществе эксплуатация человека человеком должна быть уничтожена, а продукты производства должны принадлежать всем трудящимся — настоящим, прошлым и будущим.

Марксова Трудовая теория стоимости (ТТС) по ближайшем ознакомлении проверки на достоверность и непротиворечивость не выдержала. В таком состоянии экономическую теорию коммунизма оставлять нельзя, поэтому надо срочно исправлять ситуацию, иначе к часу Ч мы останемся вообще без годной теории. А без неё «нам смерть, смерть!» ©

Я хотел бы выстроить систему, максимально близкую по методу к системам математическим и естественно-научным. Постараюсь выдержать эту планку настолько, насколько это будет возможно в приложении к данному материалу. Приму любую помощь в форме обсуждения.

Всех, кого практически интересует эта тема, прошу присоединиться. Всех, кто хочет самоутвердиться, опустить морально автора, высказать своё мнение относительно ревизионистов и т.п., прошу не присоединяться — всё равно забаню.

Определения

1. Потребность — субъективная или объективная необходимость для человека в каком-либо продукте.

2. Потребление — удовлетворение человеком своей потребности посредством соответствующего продукта.

3. Продукт — результат труда человека. 

4. Труд — целесообразная деятельность человека по созданию продукта, удовлетворяющего какую-либо потребность человека. Труд требует затрат его (человека) времени и сил. Создание продукта, не удовлетворяющего никакой потребности, трудом не является. Деятельность, не связанная с собственной целью человека, называется работой (О5). (В интересах упрощения понимания будем называть работу трудом там, где другое затрудняло бы восприятие изложенного, например, трудовую стоимость не будем переименовывать в рабочую стоимость.)

5. Работа — затрата рабочей силы (Fраб), измеряемая в единицах рабочего времени (A = Fраб * t).

6. Производство — создание продукта, поэтому неразрывно связано с работой как с затратой (О4).

7. Польза — способность продукта удовлетворять какую-либо потребность. Продукт, удовлетворяющий какую-либо потребность, называется полезным продуктом. Бесполезный продукт не удовлетворяет никакой потребности.

8. Ценность — значение, которое представляет материальное благо или комплекс материальных благ с точки зрения благополучия субъекта (Бём-Баверк).

9. Деньги — всеобщий обменный эквивалент, товар, который имеет минимальную потребительную ценность и максимально широкую обменную ценность.

10. Ресурс — источник покрытия нужд, потребностей; условия и ценности, позволяющие с помощью определённых преобразований получить желаемый результат.

11. Капитал — свободные ресурсы, которые могут быть использованы как основа для производства товаров или оказания услуг.

Аксиоматика

1. Человеческая деятельность в рамках наличной техносферы заключается в производстве продуктов потребления.

2. Потребление продуктов невозможно без их производства.

3. Производство продуктов бессмысленно без их потребления.

4. Производство предполагает затраты труда, то есть сил, времени и умственного напряжения.

5. Производство и потребление (из А2 и 3) являют собой две стороны одного процесса — человеческой деятельности.

Опыты и выводы

1. Возьмём самый элементарный экономический случай: полностью натуральное хозяйство робинзона, в котором он сам производит всё, что потребляет, и потребляет всё, что производит. Даже в этом простейшем случае мы можем увидеть не только единство, но и борьбу диалектических оппозиций — производства и потребления. Человек создаёт то, в чём испытывает потребность, затрачивая на это силы и время, т.е. труд, при этом соразмеряет количество труда со своей потребностью в данном продукте. Например, я варю себе борщ. Какая тут может быть борьба? А вот какая: если мне лень или нет времени, я, вместо того, чтобы тратить на борщ 2 часа, нарежу за 5 минут бутербродов. Борщ, конечно, лучше в смысле потребительной ценности, но бутерброды предпочтительнее из-за их низкой трудовой стоимости.

Итак, даже в элементарном примере мы можем увидеть противостояние трудовой стоимости и потребительной ценности.

2. Переходя к общине с некоторым разделением труда (например, на мужской и женский) мы можем наблюдать примерно ту же картину с той разницей, что субъектом производства/потребления выступает уже не отдельный человек, а коллектив. 

3. Ситуация заметно меняется с появлением товарного производства — потребитель и производитель тут уже суть разные субъекты, и взгляд на продукт у них тоже совершенно разный. Точку зрения производителя убедительно нарисовал Маркс в своём «Капитале»: продукт с этой т.з. начисто лишён каких-либо потребительных качеств — производитель создаёт его не для себя, не для собственного потребления, и ценность продукта для него заключается только в том, что на него можно выменять другие продукты, — уже как раз для потребления. Для покупателя (потребителя) тот же продукт, наоборот, интересен именно своей потребительной ценностью. Такой продукт называется товаром, и к двум оппонирующим акторам обмена он повёрнут двумя своими разными сторонами: потребительной ценностью (ПЦ) и трудовой стоимостью (ТС) (поскольку производитель затрачивает свой труд) — всё как в ОВ1, только с учётом разрыва между производством и потреблением.

4. Из ОВ3 мы можем видеть, что товарный обмен с обеих сторон определяется не соотношением трудозатрат, как заявлено в «Капитале», а сравнением ТС и ПЦ, причём каждый сравнивает эти параметры не как ТС1 с ТС2 и ПЦ1 с ПЦ2, а только со своей стороны (свою ТС с чужой ПЦ): имеет ли смысл менять 20 часов моей работы на вот эти штаны? Трудозатраты оппонента (20 ли часов он над этими штанами трудился, или только 5) при этом никого не волнуют. Марксова модель предполагает, что на рынке стоят одни продавцы и меряются затраченными трудами, но смысл такой картины трудно уловить — не ради же самого процесса люди меняют шило на мыло.

5. Итак, что же происходит при переходе от простого товарного рынка к капитализму? Почти ничего, просто труд превращается в товар, в работу (О4, 5). Капиталист, то есть обладающий  капиталом производитель, может купить средства производства (оборудование и сырьё) сверх своих потребительных возможностей, но сам он их использовать не может — кто-то должен эти средства приводить в движение, чтобы производство производило продукт (капиталист один, а станков — десять). Возникает ещё один товар — труд (работа), который капиталисту необходимо прикупить для удовлетворения производственной необходимости. Капиталист получает трудовой ресурс в обмен на оплату рабочего времени, а произведённый продукт получает в полную собственность. Здесь у нас с Марксом пока нет никаких разночтений.

6. Обратим внимание на то, что в ОВ5 капиталисту уже нет нужды самому участвовать в процессе производства — совокупность оборудования, сырья и наёмного труда (работы) уже самодостаточна. Вот эту совокупность в форме готового продукта он и продаёт. Эту совокупность мы и назовём себестоимостью — затратами на производство, или производственными затратами, или капиталом. Капитал появляется одновременно с капиталистом как субъектом капитала. Капитал, как верно утверждает Маркс, служит только одной цели — собственному приращению, или получению прибыли. Эффективность капитала выражается как отношение прибыли к первоначальному капиталу в процентах (M/(C+V)%), это отношение называется нормой прибыли. Маркс структурно делит капитал на постоянный (С), затраченный на средства производства и сырьё, и переменный (V), затраченный на оплату работы, при этом утверждая, что прибыль (прибавочная стоимость, М) создаётся только второй, переменной формой капитала, через механизм недооплаты закупленной работы, и что это и есть, собственно, эксплуатация рабочих капиталистом.

7. Попробуем показать, почему это не так, и как всё обстоит на самом деле. Во-первых, капиталист заранее не знает, сколько он должен недоплатить рабочим, чтобы получить желаемую норму прибыли на капитал, поэтому он превентивно стремится максимально завысить цену товара и минимизировать оплату работы — эта вилка и будет прибылью, или «прибавочной стоимостью». Здесь мы видим, что у капиталиста не один способ изъятия прибыли, а два, и первый с производством никак не связан. Далее мы покажем, что этот первый (максимизация цен) точно так же является формой эксплуатации. Во-вторых, такая схема ставит норму прибыли в прямую зависимость от структуры («органического состава») капитала: чем больше рабочих на производстве, чем менее оно машинизировано — тем выше прибыль, а такое предсказание находится в явном противоречии с наблюдаемыми фактами: на протяжении многих лет мы видим интенсивную машинизацию производств и других видов коммерческой деятельности, а норма прибыли на капитал выравнивается по законам термодинамики — как давление газа в замкнутом объёме. Учитывая же текучесть капитала в сторону максимальной прибыли, мы должны были наблюдать прямо противоположную картину — скапливание капитала в наименее технологичных областях и общий технический регресс. Такое расхождение с эмпирикой в естественных науках сразу ставит крест на теории.

8. В чём же дело, в чём изначальная ошибка трудовой теории стоимости? По-видимому, в том, что количество затраченной работы имеет лишь частичное и опосредованное влияние на обменные пропорции товаров на рынке. Вернувшись к структуре капитала, мы обнаружим, что а) норма прибыли считается на весь капитал (C+V), а не только на работу (V), и б) сама работа (V) имеет значение только как её стоимость (оплата), а вовсе не как «затраченное рабочее время». Т.е. капиталисту всё равно, сколько времени работал рабочий над производством продукта, но важно, сколько за это заплачено (это и есть V, а не что-то другое). Именно это он и будет учитывать в ценообразовании, как часть себестоимости. 

9. Теперь имеет смысл вернуться к началу. Из А5 следует, что в сбалансированной экономике всё произведённое должно быть потреблено, т.е. все товары должны быть выкуплены на доходы от их производства. В нашей упрощённой схеме эти доходы состоят из прибыли совокупного капиталиста и зарплаты совокупного рабочего (M+V) — вот и всё рыночное ценообразование: совокупный доход = совокупный продукт. Никакой всепроницающей «стоимости» для понимания рыночных процессов нам не требуется. Заметим, что выражение M+V хотя и совпадает с марксовой формулой «стоимости», не связано напрямую с количеством затраченной работы, а потому имеет другой смысл. Настоящая же стоимость товара, как сумма затрат на его производство, выражается как C+V+M, и именно она будет определять цену товара «снизу».

10. Стоит взглянуть и на обратную сторону товарной «монеты» — на потребительную ценность (Z, О8). Маркс почему-то от неё абстрагируется в самом начале изложения своей теории, хотя неразрывную связь производства с потреблением мы можем констатировать исходя из простого здравого смысла (А1-3, 5). Единственный известный мне учёный разработал эту сторону рыночного обмена в достаточной мере — это Ойген Бём-Баверк, экономист буржуазной Австрийской школы, создавшей в пику ТТС теорию предельной полезности (ТПП). Если совсем коротко, то ценность продукта зависит от обеспеченности потребителя этим продуктом: если продукта в его распоряжении очень много, то ценность его стремится к нулю, если же недостаточно, то она неограниченно возрастает. По виду зависимости предположим здесь гиперболу, т.е. отношение Z=1/D (D — доступность продукта, т. е. отношение достаточного личного потребления к произведённому продукту, делённому на кол-во потребителей). Например, возьмём отрасль, цены в которой стабильны и не могут быть объяснены сиюминутными флуктуациями — деревообработку. Предположим, что каждому потребителю нужен деревянный обеденный стол. Наличие материала позволяет обеспечить каждого потребителя столом из сосны, поэтому доступность такого стола будет D=1/1=1, а ценность Z=1/D=1. Тогда этот стол будет продаваться по цене  W=C+V+M, как мы вывели в ОВ8-9. Мы знаем, что дубовый стол лучше соснового, но мы сможем обеспечить им только каждого пятого потребителя, поскольку дуб растёт долго и далеко не везде. Тогда доступность D такого стола будет равна 1/5, а ценность Z=1/D=5, а продаваться он будет по цене (C+V+M) * 5. Понятно, что эта зависимость достаточно приблизительна и описывает только общий принцип, но цены на рынках мебели и пиломатериалов подтверждают его. ТТС же этот феномен не объясняет никак.

NB. Зависимость Z=1/D сугубо предварительна. Возможно, что она квадратична (Z=1/D^2), возможно также, что придётся внедрять параметр полезности P (жизненная зависимость от наличия продукта) в виде Z=P/D, возможно и совмещение этих факторов (Z=P/D^2). В актуальной действительности я пока не в силах качественно разработать эту область. Если кто-нибудь может здесь помочь — прошу, со всеми моими уважением и благодарностью.

11. Из ОВ7, 10 следует, что формула цены (С+V+M) * Z работает неоднозначно, поскольку коэффициент Z компенсируется текучестью капитала в сторону наибольшей нормы прибыли. Если Z опускается ниже 1 (а это может случиться только в случае реального перепроизводства данных товаров), то капитал из данной отрасли уходит (из-за низкой нормы прибыли), сокращая производство и тем самым это перепроизводство автоматически устраняя. Понижения Z, не достигающие 1, компенсируются искусственным снижением производства товара (алмазы, углеводороды и т.п.) путём конвенций, картельных коопераций и монополизаций. Безусловно этот фактор работает лишь в случае объективной редкости изначального сырья, прекурсоров, или закрытости технологий производства, а в этом случае не работает закон уравнения норм прибыли: тот, кто получил доступ к редкостям, получает ту прибыль, которую максимально может дать ему рынок, т. е. (С+V+M) * Z.

Научный вопрос

Безо всякого подвоха, со всем смирением.

Камраден, как быть с физикой? Вот есть магнит, постоянный. Притягивает, есть не просит совсем. Есть также электромагнит-соленоид — делает то же самое, но весьма грузит бюджет.

Но это не всё. Груз можно ускорить линейно — тратя энергию на каждый момент ускорения. Но можно тот же груз ускорять неограниченно, вечно и безплатно — запустив его на орбиту, чиста угловым моментом.

Как этот баланс у умных людей сводится, кто знает?

ЗЫ. Насчёт ускорения я погорячился. Не надо орбиты, мы все пожызне дефолтно ускоряемся на 1G, уже давно во много раз превысив световую. А время чёто не замедляется, и прочее тож.
http://kunstkam.net/?p=2749